СлайдшоуСлайдшоуСлайдшоуСлайдшоуСлайдшоу

20.09.2018 В России создают высокоточную технологию определения границ опухолей

Разработка диагностического радиофармпрепарата на основе антител ведется по заданию Минздрава.

Российские ученые разрабатывают диагностический препарат для точной оценки границ раковых опухолей. В его основе свойства белка эндоглина — рецептора, который массово образуется на стенках кровеносных сосудов почти всех известных раковых опухолей. На следующем этапе планируется разработка лечебного препарата для уничтожения опухолей. Лекарство подойдет прежде всего для лечения рака поджелудочной железы, головы и шеи, опухолей мочевого пузыря, молочной железы, легкого.
Препаратов на основе эндоглина еще нет в мире. Его свойство маркировать опухоли открыто совсем недавно. Кровеносные сосуды внутри опухолей отличаются от других сосудов организма сетчатой структурой, которая позволяет опухоли брать из кровотока больше питательных веществ. За счет этого она растет быстрее, чем другие ткани.
На Западе используют свойства другого белка — интегрина, он открыт давно и тоже образуется в сосудах опухолей. В России решили не повторять опыт коллег — тем более что эндоглина в сосудах опухолей образуется больше, чем интегрина, и поэтому эффективность препарата на его основе будет значительно выше. Параллельно с работами российских ученых поиск возможностей использовать эндоглин начали исследователи в США, Канаде и Китае.
Разработка радиофармпрепарата на основе антител к эндоглину ведется по заданию Минздрава в двух лабораториях Российского научного центра радиологии и хирургических технологий имени академика А.М. Гранова: радиофармацевтических исследований и гибридомных технологий. Здесь изучают антитела, вырабатываемые иммунными клетками, принадлежащими к одному клеточному клону (моноклональные антитела). Разработка рассчитана на три года, объем выделенных средств — около 9 млн в год. Диагностический препарат для визуализации опухолей появится через 4–5 лет, терапевтический — через шесть.
Готовый препарат, который можно вводить больному, будет состоять из антитела к рецептору эндоглину, меченного радиоизотопом. Когда препарат вводится в кровоток, антитела циркулируют в крови и соединяются с эндоглином, накапливаясь в опухоли. А радиоизотоп, излучая фотоны, позволит «увидеть» опухоль с помощью гамма-камеры или позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ). С момента введения препарата до сканирования опухоли должно пройти около 8–10 часов, чтобы избыток препарата — антитела, для которых не нашлось пары в виде эндоглиновых рецепторов, — был выведен из организма и не исказил картину.
«Молекула-кандидат уже найдена, — рассказал заместитель директора по научной работе центра Андрей Станжевский. — Сейчас ученые приступили к одной из самых сложных частей исследования: им предстоит найти надежный способ соединения антитела с радиоизотопом. Технология должна быть пригодна для применения в условиях клиники с использованием автоматизированного модуля для синтеза радиофармпрепаратов. Регламент производства разрабатывают на новейшем циклотроне — ускорителе заряженных частиц, которые двигаются в постоянном магнитном поле».
На этапе исследования к фрагментам антител к эндоглину будут присоединять радиоизотоп йод-123. Этот изотоп, как уточнил Рамиз Алиев, заместитель начальника Лаборатории радионуклидов и радиофармпрепаратов Курчатовского комплекса НБИКС-природоподобных технологий, уже производится в НИЦ «Курчатовский институт» на регулярной основе для медицины.
«Радиоизотоп йод-123 удобен на этапе исследований, так как технология его производства отработана и он достаточно прост в использовании. Но наблюдать распределение йода-123 в организме можно только с помощью гамма-камеры, которая уступает по разрешению и эффективности более совершенному методу — позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ). Здесь требуются другие радиоизотопы — медь-64, цирконий-89. В Курчатовском комплексе НБИКС-природоподобных технологий уже созданы методики по получению этих радиоизотопов», — добавил Рамиз Алиев.
После разработки препарата, проведения доклинических и клинических испытаний, во время которых препарат протестируют на токсичность и рассчитают необходимые дозировки, можно будет поменять диагностический изотоп на лечебный, например на йод-131, лютеций-177 или медь-67. Таким образом, опухоль будет сначала обнаружена, а потом уничтожена. Такой подход называется тераностикой — он соединяет терапию и диагностику.
По словам Андрея Станжевского, технология должна сработать для большой группы больных.
«Практически все раковые опухоли связаны с образованием новых сосудов, — пояснил он. — Это прежде всего рак поджелудочной железы, рак головы и шеи, опухоль мочевого пузыря, молочной железы, легкого. Мы будет тестировать препарат на разных типах опухолей. Проведем опыты на животных — мышах, крысах, кроликах, осуществим доклинические испытания».
Вопрос диагностики и лечения радиофармпрепаратами, по словам главного внештатного онколога Санкт-Петербурга Георгия Манихаса, очень актуален для России.
«Сейчас пациенты из Санкт-Петербурга вынуждены ездить на лечение в Обнинск. Разработки, которые ведутся в центре имени академика Гранова, дают надежду на то, что Петербург займет достойное место среди местностей, где лечение и диагностика радиофармпрепаратами будут доступны», — отметил он.

Источник: Известия