СлайдшоуСлайдшоуСлайдшоуСлайдшоуСлайдшоуСлайдшоуСлайдшоуСлайдшоуСлайдшоу

Эксперт: ненадлежащее исполнение обязанностей и неосторожность в медицинской практике

Статья УК РФ «Причинение вреда либо смерти по неосторожности» имеет немало нюансов, от которых зависит судьба врача, совершившего ошибку. О том, чем отличается неосторожность от ненадлежащего исполнения обязанностей и самонадеянность от небрежности, рассказала Наталья Морозова, доцент кафедры Института повышения квалификации Академии Следственного комитета РФ.

С объективной и субъективной сторон

Как объясняет Наталья Морозова, само понятие ненадлежащего исполнения обязанностей необходимо для того, чтобы определить состав преступления, и обозначает действие либо бездействие врача как таковое – так называемая объективная сторона дела.

А вот субъективное отношение доктора к своему деянию, которое имеет немалое значение при определении тяжести правонарушения, обозначается понятием «вина». В свою очередь, вина делится на две формы – умысел и неосторожность.

Неосторожность также имеет две разновидности – самонадеянность (легкомыслие) и небрежность. В зависимости от того, какой именно вид неумышленной вины имел место быть, картина правонарушения может быть абсолютно разной.

«Неосторожность не предполагает осознания противоправности деяния, – объясняет Наталья Аркадьевна. – Изначально деяние направлено на достижение позитивного результата. Если лицо предвидит абстрактную возможность наступления негативных последствий и не придаёт этому должного значения, мы говорим о легкомыслии, или самонадеянности. Допустим, тренер по плаванию, зная, что ребёнок не умеет плавать, не даёт ему нарукавники или спасательный круг, в результате чего ребёнок тонет. В данном случае тренер мог предвидеть, что такое возможно, но самонадеянно рассчитывал на предотвращение таких последствий».

Эксперт привела пример из медицинской практики. Несколько лет назад в одном из военных госпиталей врач не счёл нужным взять на операцию ассистента, в результате чего не смог остановить кровотечение пациента без дополнительной помощи – как говорится, не хватило рук. Больной погиб. Суд квалифицировал ошибку хирурга как причинение смерти по неосторожности в результате самонадеянности.

Основное же количество неосторожных преступлений врачей, по словам эксперта, относится к небрежности. В этом случае врач не осознаёт возможности наступления последствий, хотя при определённой внимательности и осмотрительности должен был и мог предвидеть наступление последствий.

Например, врач-анестезиолог перед операцией не убедился в безопасности избранной им тактики ведения пациента, не выяснил наличие аллергических реакций, в результате чего у пациента развился анафилактический шок на используемый в анестезии препарат.

За отказ от учёбы – наказание

Наталья Морозова объясняет: в оценке неосторожности важны категории «должен был» и «мог». То есть предполагается, что у врача существует и обязанность, и возможность предвидеть вероятность неблагоприятного исхода.

Что касается оценки пункта «должен был», то тут на помощь юристам приходят всевозможные профессиональные алгоритмы, которые нарушает врач, – с их помощью устанавливается, что именно не выполнил специалист. К ним относятся, в частности, порядки и стандарты, установленные на уровне законодательства.

Компонент «мог» подразумевает наличие подготовки врача – для подтверждения возможностей доктора проверяют документы о его профессиональном образовании и переподготовке.

Однако порядков и стандартов, а тем более должностных инструкций, где обычно больше общих фраз, чем конкретных предписаний, для установления правильности действий врача, как правило, недостаточно. Зачастую для установления вины медработника прибегают к специальным источникам – устоявшимся методикам, научной литературе, учебникам и монографиям. В этом юристам помогают профессиональные медики, выступающие на предварительном следствии и в суде в качестве экспертов.

Для того, чтобы врач был квалифицированным и осведомлённым, нужно постоянное повышение квалификации – отсутствие знаний от ответственности, как известно, не освобождает. Напомним, в настоящее время курсы повышения квалификации врачей заменяются на непрерывное медицинское образование.

Считается, что врач, совершивший ошибку и при этом не повысивший свою квалификацию своевременно, имеет высокую степень общественной опасности, а потому при прочих равных условиях его наказание будет более суровым.

«Порядки есть сегодня практически по всем видам медицинской помощи, – объясняет Наталья Аркадьевна. – Это документы, которые утверждаются Министерством здравоохранения. Они публикуются, регистрируются в Министерстве юстиции и, соответственно, обладают силой правового акта. Стандарты тоже идут от Министерства здравоохранения, они, скажем, более конкретны, но они разработаны не по всем видам заболеваний. Правовых актов, наверное, никогда не будет хватать, потому что болезни постоянно изучаются, медицина развивается, появляются новые методы лечения. Для того, чтобы ознакомиться со всеми новинками и существуют программы повышения квалификации врачей, а сейчас и программа непрерывного медицинского образования (вступит в силу в 2017 году)».

Особенно важно пополнять профессиональные знания врачам небольших городов и отдалённых от областного центра районов. Если в крупном городе с доктором могут поделиться информацией коллеги, то, к примеру, врач сельской местности большую часть работы зачастую делает один. К тому же, времени для самостоятельного изучения новых документов у него может попросту не быть.

Отсутствие же действующих документов, подтверждающих квалификацию, врача не освобождает от ответственности. В этом случае его ошибка квалифицируется как самонадеянность, ведь это означает, что специалист попросту не имеет знаний и навыков для врачебных манипуляций.

Если врач не освобождается от ответственности при отсутствии документального подтверждения профессиональной подготовки, то руководитель медучреждения, в котором работает этот специалист, также может быть привлечён к уголовной ответственности.

«Если оказывается, что главный врач или лицо, которое занимается соответствующими вопросами, знали о том, что срок действия сертификата у специалиста истёк, и врач к нему подходил и просил отправить его на учёбу, а руководитель не отреагировал, в связи с чем врач допустил преступную ошибку, то, вполне вероятно, мы будем говорить о халатности со стороны руководства медучреждения», – говорит Наталья Морозова.

Как оценивается степень вины?

По словам Натальи Морозовой, именно причинение вреда по неосторожности составляет львиную долю уголовных дел в отношении врачей в нашей стране. Однако определить степень вины врача всегда непросто: в суде понимают, что действия доктора изначально направлены на позитивный результат.

Статья «Причинение вреда либо смерти по неосторожности» предусматривает ограничение свободы до 3-х лет либо принудительные работы. Какую конкретно повинность будет нести осуждённый, а также виновен ли обвиняемый, суд решает, исходя из множества обстоятельств. Так, в расчёт берётся искреннее раскаяние врача либо, наоборот, непоколебимая уверенность в правильности действий при очевидной ошибке. Последнее будет говорить не в пользу обвиняемого. Наиболее «лёгкой» формой вины считается небрежность.

Нередки ситуации, когда трагедия происходит из-за обстоятельств, которые врач учесть не мог. В таких случаях доктор признаётся невиновным.

Наталья Морозова вспоминает случай, когда при несерьёзной медицинской манипуляции у пациентки случился анафилактический шок после применения лидокаина. Характерно, что до инцидента пострадавшая не раз лечилась с использованием этого препарата. Тем не менее, организм дал неожиданную реакцию на лекарство. Врачей, проводивших манипуляцию, законно оправдали.

«Любая операция – это риск, – говорит Наталья Морозова. – Если мы установим, что методика врачом не нарушена, и он убедился, что манипуляция безопасна, но в силу каких-то особенностей организма, которых врач не мог знать до начала операции, вред причинён, мы говорим: это невиновное причинение вреда».

Врач оправдывается и в тех случаях, когда вред компенсирован сохранением жизни пациента.

В качестве примера Наталья Морозова рассказала следующий случай. Примерно через месяц после родов в больницу поступила женщина. Как выяснилось, у пациентки не до конца удалили плаценту, в результате чего в организме начался воспалительный процесс. Из-за того, что больная обратилась за медицинской помощью слишком поздно, женщине не удалось сохранить матку. Пациентка обратилась в следственный комитет с требованием возбудить уголовное дело, однако сотрудники правоохранительных органов ей отказали: проверка подтвердила, что лишь за счёт причинённого вреда женщине смогли сохранить жизнь.

Имеют значение и возможности медучреждения. Так, спрос с врачей небольшой клиники, оснащение которой позволяет лишь вовремя вызвать «скорую», будет отличаться от спроса с докторов, работающих в многопрофильной больнице с полноценной реанимацией. В свою очередь, узкопрофильное учреждение несёт ответственность лишь за сферу своей специализации.

По словам Натальи Морозовой, сегодня в большинстве случаев судами при рассмотрении уголовных дел о «врачебных ошибках» принимается решение и о применении дополнительной меры наказания в виде лишения виновного права заниматься профессиональной деятельностью сроком до 3-х лет.

Источник: Sibmeda
URL: http://sibmeda.ru/articles/terapiya/prichinenie-vreda-po-neostorozhnosti-kogda-vinovat-vrach/
(Дата публикации — 16.11.2016)